Муниципальное учреждение культуры

"Городские библиотеки"
город Котельнич

  Центральная городская библиотека
  имени Л.Н. Рахманова

   

Детско - юношеская библиотека
имени А.С. Пушкина


Городская библиотека №2
(ул.Герцена, д.15)

Герои книг Л.Н. Рахманова

Котельнич и котельничане

В 1978 году в Ленинградском отделении издательства «Советский писатель» вышла автобиографическая повесть Л.Н.Рахманова «Люди - народ интересный», первая часть которой «Взрослые моего детства» посвящена Котельничу и его людям. Написана книга в свойственной Леониду Николаевичу манере: живо, остроумно, увлеченно. Чередой проходят пред нами картины жизни Котельнича начала XX века, образы котельничан, впечатления от наиболее ярких событий того, уже далекого от нас, времени. Читая книгу, совершаешь путешествие в прошлое в сопровождении писателя, умного, склонного к юмору, с теплотой воссоздающего быт, атмосферу и облик города тех лет.

Зародилась книга в неспешных разговорах Л.Н.Рахманова с матерью Ксенией Ивановной. Писатель вспоминал, что в его памяти сохранились десятки взрослых людей – учителя, сослуживцы отца и гости дома: Карловы, Черемисиновы, Захаровы, Созонтов, прошлое оживляли долгие прогулки по городу, разговоры с доктором Н.Н.Карловым, другом детства. Главы повести обдумывались и писались преимущественно в Котельниче, начиная с 1970 года.

«Улица, на которой мы жили, называлась Воробьевской, а после революции – улицей Луначарского, но чаще ее называли просто Второй. У нашего городка было одно сходство с Нью-Йорком: продольные улицы жители называли по номерам – Первая, Вторая, Третья, Четвертая. Правда, в Нью-Йорке этих самых его авеню тринадцать, Котельнич довольствовался четырьмя, но тянулись они тоже через весь город, версты на две с гаком….»
«Улицу Луначарского и Шуршонки соединял виадук, перекинутый через железнодорожные линии. Как себя помню, я любил на нем стоять и смотреть вниз и вдаль на рельсы, уходящие к железнодорожному мосту в семьсот метров длиной, на его пять пролетов, пять арок, шагающих через реку Вятку...
…я гордился в детстве железнодорожным мостом… понятно, что меня задело, когда приехавший однажды в Котельнич мой ленинградский внук, издали увидев расхваленный мною мост почти в километр длиной, холодно проронил:
-Ну и что? Обыкновенный железный мост.
Зато я вполне был удовлетворен, когда тот же Алеша, проезжая под тем же мостом на моторке и задрав голову на высящиеся над нами могучие железные фермы, сказал уважительно:
-Да-а!»

«В 1918 году, летом, я стал замечать двух мальчиков примерно моего возраста. Это была семья Карловых, приехавшая в Котельнич осенью 1917 года, за три дня до Октябрьской революции. Со старшим мальчиком, Колей, мы оказались в одном классе немного позже, когда начались бесконечные школьные эксперименты, когда класс стал называться не классом, а группой, когда учительница Белла Львовна, обуреваемая левыми педагогическими идеями, предложила сидеть не на партах, а на подоконниках, на полу, кому где захочется. На полу мы просидели недолго, вскоре мы с Колей уселись на одну парту и просидели рядом до окончания школы. За эти четыре года, равно как и в следующие, студенческие, проведенные уже в Ленинграде, мы с Колей чрезвычайно подружились, хотя наши характеры были прямо противоположны. Коля всего на полгода старше меня, но его хладнокровие, выдержка, чувство меры, дисциплинированность всегда делали его заметно взрослее, так что я с полным основанием могу приобщить его к «взрослым моего детства».

«Все эти годы общался я мысленно с дорогими сердцу людьми. Рад, что новой книгой отдаю долг родному краю и городу» - писал Л.Рахманов.

 

Александр Невский

Одному из величайших людей в истории России, полководцу, патриоту, христианину Александру Невскому посвящен киносценарий Л.Н.Рахманова «Кто с мечом войдет…»
«Александр чуть тронул коня, наехал на знамя.
-Помните, - говорит он звучно, в дальних рядах слышным голосом.- Помните и детям своим завещайте! Потому победили мы кичливого и ненасытного врага, что псковичи и суздальцы, новгородцы и ладожане крепко, по братски стояли сегодня друг за друга. Когда мы во всем едины, любой враг нам не страшен. И если кто с мечом к нам войдет – от меча и погибнет! На том стоит и стоять будет русская земля!»

 

Михаил Ломоносов

Михаил Васильевич Ломоносов – первый русский ученый-естествоиспытатель мирового значения, человек энциклопедических знаний, разносторонних интересов и способностей, поэт, поборник отечественного просвещения и русской науки.

Два сценария о М.В.Ломоносове написал Рахманов: «Михайло Ломоносов» (1954) и «Явление Венеры» (1961)

«В маленькой горенке, заменяющей ему здесь и рабочий кабинет и библиотеку, Ломоносов говорит Шувалову о том, что постоянно у него на уме.

-Судите сами, Иван Иванович, как нужен университет, о котором я вам надоедаю…Большой университет в Москве, потом в Казани…

-Потом в других городах губернских! - подхватывает Шувалов. -Да, да! При этом гимназии обязательно…-Дружески угощает Ломоносова из золотой табакерки, украшенной портретом императрицы.

-Спасибо, не занимаюсь,- отказывается Ломоносов.

-Шувалов нюхает сам; говорит с удовольствием:

-Славное дело, Михаил Васильевич, замыслили! Великое дело! Государственное!

Ломоносов отвечает твердо, как бы подводя черту.

-Пока его не устроим, значит не озаботимся о своей науке.

-Наука! – мечтательно отзывается Шувалов.- Прекрасно Вы о ней в стихах сказали:

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастной…случай…берегут…

На слове «случай» смущенно кашлянул, искоса глянув на Ломоносова. Затем, с нарочитой торжественностью:

-Так вот, Михайло Васильич! Я поведал мысль Вашу об учреждении в Москве университета…ее величеству»

«…Наплывает снежное поле. Сквозь пургу идет молодой Ломоносов, такой, каким виделся он себе и нам в воспоминаниях под арестом: юноша в полушубке, в треухе. Он идет…идет, прикрываясь дубленым рукавом от метели, за пазухой его книги, на палке узелок со скудными припасами. Проходит дальше…

А рядом с собой мы слышим знакомый голос зрелого Ломоносова:

-Пожил, претерпел, и я знаю, что дети отечества меня не забудут…»

 

Чарльз Дарвин

 Над повестью «Даунский отшельник» Л.Н.Рахманов работал в военные годы с 1940 по 1944 г.г. В образе, тонко и правдиво нарисованным Рахмановым, нет ни малейшего величия. Дарвин предельно скромен, почти по-чеховски будничен и почти по-чеховски глубок. «Занятия мистера Дарвина столь мирны, я осмелюсь сказать, столь угодны богу…Голуби, растения, цветы – эти короткие создания занимают все его помыслы» - говорит о дауновском отшельнике пастор Броди-Инес. Именно таким кротким, окруженным белками и голубями, цветами и шмелями, проходит Дарвин по пьесе. Его не привлекает социальная борьба, он не хочет ни с кем воевать, не намеревается что-либо ниспровергать и разрушать. Он живет и работает только во имя науки, только ради достижения истины.

Рахманов хорошо передал атмосферу викторианской Англии, его внимание обращено на душевный облик героев. Автор назвал эту пьесу «драматической повестью». Г.Гор подтверждает это жанровое определение: «Повестью, но не пьесой делает это произведение замысел…Это не столько драма событий, сколько драма идей и психологических состояний».

 

Климент Тимирязев

Климент Тимирязев – выдающийся русский ученый. Обобщающий образ ученого, интеллигента – просветителя показал Рахманов в своей пьесе «Беспокойная старость».

Дмитрий Илларионович Полежаев – профессор, действительный и почетный член многих научных обществ, университетов и академий всего мира видит смысла своей научной деятельности в служении народу. Когда человек увлечен, поглощен, захвачен любимой работой, она становится для него главным, целью, опорой, защитой, смыслом существования. И человеку не страшны никакие тяготы жизни – ни голод, ни холод, ни одиночество, ни измена друзей, ни неблагодарность учеников. Человек счастлив тем, что может трудиться.

Как истинный ученый Полежаев не боится нового. Революция, стремящаяся встряхнуть и обновить социальную среду, вызывает у него симпатию и интерес. «Колебающихся и сомневающихся интеллигентов, которые перестраивались лишь в результате каких-то сложных перипитий…были тысячи, а Тимирязевых, Маяковских, Блоков –единицы».

 

Базиль

Повесть «Базиль» принесла своему автору первую славу. Побывав в Санкт-Петербурге, проходя мимо Исаакиевского собора, строительство которого длилось сорок лет, нельзя не вспомнить произведение Л.Н.Рахманова.

Эта историческая повесть из эпохи Николая I рассказывает о судьбе молодого архитектора из крепостных.

Дворовый помещика Челищева послан был своим барином на 4 года в Париж в архитектурную школу (парижские товарищи прозвали его Базилем). Возвратившись назад в Петербург, молодой человек мечтает посвятить себя свободному творчеству. Он хочет принять участие в грандиозном сооружении Монферана — строительстве Исаакиевского собора, но деспотичный помещик не отпускает талантливого крепостного, надеясь использовать его как образованного приказчика в своем капитализирующемся поместье.

«…молодой человек вышел из дому, намереваясь посмотреть город. Он почти не знал Петербурга: до восемнадцати лет жил в деревне, изредка наезжая в Псков, а последние четыре года провел за границей. Теперь был 1826 год, кончался май месяц, в апреле ему исполнилось двадцать два года.

Будем называть его именем, каким звали его друзья в Париже.

-Базиль,- говорили они ему, и он радостно откликался, начиная уже забывать свое русское имя.

Итак, Базиль отправился посмотреть сегодня хотя бы ближнюю часть Петербурга…

-Посмотреть поближе желается? Успеете насмотреться, еще надоест двадцать раз. Служить –то, наверно, у нас станете?

Базиль еще больше опешил.

-Что?..Где служить?- пробормотал он совсем в растеренности.- У вас?..

Купец нимало не удивился его волнению и сухо, подчеркнуто официально произнес:

-У господина главного архитектора Монферрана. В комиссии, учрежденной по высочайшей воле для окончательной перестройки церкви во имя святого Исакия Далматского в Санкт-Петербурге».

Базиль бежит от барина, проходит через ряд мытарств, попадает в лапы к хитрому кулаку-подрядчику Шихину, работает в его каменоломнях, затем в мастерской по золочению купола Исаакиевского собора и, наконец трагически гибнет во время поднятого им в мастерской бунта.

Леонид Рахманов сумел свежо подать историю своего героя, развернув вокруг нее мрачные эпизоды строительства Исаакиевского собора, создававшегося на основе чудовищной эксплуатации рабочих.

Много лет длилась постройка этого монументального здания в Пеетербурге. Питерлакский гранит и рускольский мрамор, тяжелая бронза литья и пышная позолота купола, 48 величайших в мире монолитных колонн из цельного гранита. Но за всей этой помпезной пышностью — примитивный рабский труд, нищенское существование десятков тысяч строителей, голод, грязь, болезни.

© Муниципальное учреждение культуры "Городские библиотеки" г.Котельнич
612600 г.Котельнич ул.Советская, д. 145, тел(факс) 4-04-78, 4-03-92
e-mail: kotmugb@rambler.ru

Создание сайта: Александр Вылегжанин
e-mail: to_sasha@mail.ru



Яндекс.Метрика